Башкова Елена

Я за любой кипеж, если без. Поэтому предложение Дмитрия Кошелева определить моё жизненное назначение встретила с радостью. Интересный психологический эксперимент. Лет на двадцать - двадцать пять, правда, припозднившийся, но в сорок лет жизнь только начинается, так что... Почему бы и нет? Конечно, скепсис присутствовал - неужто мне что-то новое скажут? Уж я-то себя, любимую, вдоль и поперёк изучила, исследовала. В такие уголки души заглянула в периоды душевных терзаний и рефлексий, что лучше бы и не надо. Однако нос моего любопытства длиннее, чем у Буратино, поэтому отказаться не смогла. Не шмогла я, не шмогла. В общем, записалась на сайте "Инженерии судьбы", ответила на вопросы (несложно и даже щёкотно), подождала результатов. Дождалась и их, и долгой личной беседы с Дмитрием (поболтать я люблю). Поначалу ничего нового он мне не открыл. Рассказал то, что я и так хорошо знала. Например то, что я - опекун. Ну, кто бы, блин, сомневался. А то я просто так наполненные едой баночки направо и налево раздаю, а потом пустые собираю? Правда, и это не всё. Потому что где опекун, там и правитель. Они порой так тесно переплетены, попробуй одного от другого отдели. В моем-то случае точно не разлепишь. Контролёр я ещё тот. Долгое время боялась летать самолетами, потому что не понимала, как там всё устроено. Казалось, пилоты без моего чуткого руководства непременно накосячат. Сидела, прислушивалась, стараясь первой уловить малейшие сбои в системе, чтобы сообщить летчикам. Ну и что, что у них там приборы! Железки бездушные, разве они что понимают? Вот Ленкин чуткий ух - дело другое. - А машиной ездить не боишься? - спрашивали меня удивлённо. - Машиной нет. Там я могу влиять на ситуацию. Вернее, думаю, что могу. Сгруппироваться, выпрыгнуть, спасти всех опять же (привет опекуну). В общем, тут мне Дима ничего нового не открыл. Опекун и правитель - моя сущность, которая где-то помогает, а где-то мешает, но никуда от неё не деться, придется донашивать. Но дальше... Там-парампам. Мне сообщили нечто уж совсем неожиданное. Ибо, помимо прочего, я ещё и любовник. О, как! Не подумайте чего плохого. Это не про пониженную социальную ответственность, а про способность замечать прекрасное. Которую, мне оказывается, нужно развивать всячески. - Да, ладно! - включилось недоверие. - Красоту я вижу, конечно, но создавать её - вообще не моё. Вот подруга моя такие пряники делает, закачаешься. А мои людям показать стыдно. И так во всём - ручки вообще не из того места растут. - При чём тут ручки? Вы же не творец, а любовник. Ваша задача - видеть прекрасное и сообщать о нём миру. Воплощать красоту - задача других людей. - Как Стив Джобс, что ли? - Как Стив Джобс. - И что мне теперь с этим знанием делать? - растерянно интересуюсь. - Что хотите, то и делайте. Хотите в артистки идите, хотите в мерчендайзеры, хотите любовные романы пишите, а хотите магазин подарков открывайте. Любая деятельность подходит. О, а это уже близко. Это уже знакомо. Это мне понятно и любо. Чем чёрт не шутит, а? Шило в попе колется и требует пробовать что-то новое, идей много и возможностей для воплощения хоть отбавляй. Чем закончится, бог даст, узнаем, но мой опекун требует поделиться с миром новым знанием. Помочь, так сказать, страждущим.

Источник.

Елена (40 лет), писательница

2018-01-03T14:46:00+00:00

Елена (40 лет), писательница

Интересный психологический эксперимент. Лет на двадцать - двадцать пять, правда, припозднившийся, но в сорок лет жизнь только начинается, так что... Конечно, скепсис присутствовал - неужто мне что-то новое скажут? Уж я-то себя, любимую, вдоль и поперёк изучила, исследовала. В такие уголки души заглянула в периоды душевных терзаний и рефлексий, что лучше бы и не надо.